Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Galo

FRIENDS ROMANS COUNTRYMEN

Оригинал взят у stephanicus в FRIENDS ROMANS COUNTRYMEN

Дорогие друзья, знакомые, ученики и соотечественники!

Еще раз обращаюсь к вам с просьбой подписать петицию, направленную против обвального сокращения бюджетных мест на филологическом факультете Санкт-Петербургского университета. Это сокращение, как объясняется в петиции, приведет к тому, что на некоторые якобы «маловостребованные» специальности, в т.ч. на теоретическую лингвистику и классическую филологию, набор будет, возможно, проводится раз в два-три года.

На примере классического отделения в МГУ могу подтвердить, сколь пагубным для поддержания не то что научной школы, но и просто классического образования оказывается сокращение набора по разным причинам (в частности, из-за того, что классиков набирают из общего потока поступающих на «зарубежную филологию», в результате чего студенты, желающие поступить на классику, не попадают на отделение, а попадают на него против воли студенты, готовившие себя к изучению романских, германских и славянских языков).

Если же представить себе ситуацию, когда классические группы набираются раз в несколько лет, - это равнозначно медленному и верному удушению науки о древности. Потому что наука — это не абстрактное понятие, а специалисты, разные и многие. Они должы создавать среду, в которой осознается существование научных проблем, в которой они обсуждаются заинтересованными и компетентными людьми, в которой существует здоровая состязательность и бескорыстная взаимопомощь.

Особенно досадно (правду сказать, наверное, и знаменательно для текущего момента), что эта тенденция затронула поначалу именно петербургскую классику. В околонаучных (да и в научных) кругах любят говорить о соперничестве и даже враждебности между московскои и петербургской школой классической филологии. Все это — для настоящих филологов-классиков — ложь и злословие. Много десятилетий филологов-классиков в России было так мало, что мы рассматривали себя по сути дела как единое целое, которому было доверено хранение и воспроизведение научного капитала. И в этих условиях петербургская классическая филология была для нас предметом равнения и подражания, хранительницей— и живой продолжательницей! - традиций Ф.Ф, Зелинского, И.И. Толстого, И.М. Тронского, А.И. Зайцева, по чьим книгам мы учились и учимся. Удар по классическому отделению СПбГУ в этом смысле равносилен поражению классической филологии в сердце.

Я уже не говорю о том, как плачевно, что подобные вещи происходят в университете, получившем особый статус. Если даже при таком статусе классическое отделение не удается сохранить в полной силе, плохи наши дела.

Помогите, подпишите!

Петиция будет подана в начале будущей недели.

Текущие новости по теме — в журнале zelchenko

Galo

(no subject)

Originally posted by beladonna77 at post
ПОДПИСАТЬ ЭТО ПИСЬМО МОЖНО ЗДЕСЬ:
http://starushkalarina.livejournal.com/60329.html?view=1344681



Открытое письмо


Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву
Председателю Правительства Российской Федерации В.В. Путину
Председателю Государственной Думы Российской Федерации Б.В.Грызлову
Министру образования и науки Российской Федерации А.А.Фурсенко
 
О Т К Р Ы Т О Е   П И С Ь М О
Господин Президент! Господин премьер-министр! Господин спикер! Господин министр! Обратиться с открытым письмом к вам нас побудило приближающееся принятие Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) для старшей школы. В этом документе очерчиваются общие контуры грандиозного образовательного здания, которое предполагается построить в нашей стране, а также прорисовываются отдельные частные его детали. Бес сидит в мелочах – именно о них мы и хотим сказать.
В стандарте, который должен быть рамочным регулирующим документом, не так много цифр. Именно поэтому каждая цифра притягивает взор. 
4 (четыре) – именно столько обязательных предметов предполагается изучать старшекласснику (Россия в мире, ОБЖ, физкультура, индивидуальный проект).
6 (шесть) – именно столько образовательных областей объединило в себе все остальные привычные для школы предметы, разом получившие статус необязательных (по выбору). Среди них: русский язык, литература, математика, алгебра, геометрия, информатика, история, физика, химия, биология, география. 
1 (один) – именно столько предметов из каждой образовательной области может выбрать ученик (впрочем, из одной любой области можно выбрать 2 (два)). Это означает, что выбрать и русский язык, и литературу или и алгебру, и геометрию (не говоря уже об и информатике) или и физику, и химию (и биологию) невозможно. Так написано в проекте ФГОС.
Наше крайнее недоумение вызывает факт такой перестройки учебного плана. Ни с какой точки зрения государству, заботящемуся о своем будущем, не выгодно:
-- объявлять предметом по выбору государственный язык, владение которым должно составлять основное базовое умение любого гражданина;
-- объявлять предметом по выбору математику, представляющую собой еще один язык, без которого «не говорит» ни одна другая наука; 
-- объявлять предметом по выбору историю, без знания которой нельзя ориентироваться в современном мире, осознавать свои корни и законы общественного развития, выстраивать стратегию жизненного поведения.
        И, наконец, для такой страны, как Россия, является не просто невыгодным, но и противоестественным отказ от обязательного изучения старшими подростками русской литературы, которая по сути и представляет собой Россию в мире и является для граждан страны основой безопасности жизнедеятельности. 
        Напомним: в старших классах читают Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Островского, Гончарова, Лескова, Достоевского, Толстого, Чехова, Блока, Ахматову, Булгакова, Шолохова, Платонова, Солженицына... Без изучения этой литературы (и именно в том возрасте, в котором находятся старшеклассники) невозможно формировать ту личность, о которой так гладко и красиво повествует стандарт. Откройте любую из целей образования в стандарте – и вы увидите, что ее нельзя достичь, если не читать книг, не думать над опытом жизни людей, отраженным в литературе. Без глубокого литературного и шире – эстетического – образования не добиться ни умягчения нравов, толерантности, ни осознанного отношения к своей стране (патриотизма), ни даже роста конкурентоспособности государства в целом. 
        Мы считаем, что вы, как руководители страны, которые обязаны просчитывать риски от принимаемых решений, должны наложить вето на радикальное перекраивание школьной программы и перевод в статус предметов по выбору ее главных дисциплин. Мы считаем, что необходимо созвать представительное совещание педагогических работников страны всех уровней, родительского сообщества и учеников для обсуждения вопроса о будущем образования. Будущее образования – это будущее каждого из нас, наших детей и внуков и России в целом. 
 
ПОДПИСИ
 
1. Сергей Владимирович Волков, главный редактор газеты «Литература» («Первое сентября»), учитель Центра образования №57 г.Москвы
 
2. Алексей Леонидович Савельев, главный редактор газеты «История» («Первое сентября»), член Союза журналистов
 
3. Галина Михайловна Ребель, редактор научно-методического, культурно-просветительского журнала «Филолог» http://philolog.pspu.ru/, доктор филологических наук, профессор Пермского государственного педагогического университета
 
4. Оксана Вениаминовна Смирнова, учитель Свято-Петровской православной школы г. Москвы
 
5. Ирина Захаровна Сурат, доктор филологический наук, член Союза российских писателей и Русского ПЕН-центра
 
6. Людмила Ивановна Сараскина, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Государственного института искусствознания, член Российского союза писателей, член Союза писателей Москвы, лауреат литературных премий "Большая книга", "Ясная Поляна", "Книга года", член Жюри Литературной премии Александра Солженицына.
 
7. Наталья Васильевна Беляева, главный научный сотрудник Института содержания и методов обучения Российской академии образования, доктор педагогических наук, заслуженный учитель школы Российской Федерации.
 
8. Сергей Маркович Гандлевский, поэт, прозаик, лауреат национальной премии "ПОЭТ - 2010", премии "Аполлона Григорьева", премии "Московский счет", "Малой Букеровской премии" и ряда других.
 
9. Евгения Семеновна Абелюк, заслуженный учитель РФ, учитель Лицея № 1525 «Воробьевы горы».

10. Татьяна Вячеславовна Рыжкова, кандидат пед. наук, доцент кафедры детской литературы РГПУ им. А.И.Герцена.

11. Анна Александровна Прохорова, учитель русского языка и литературы, Традиционная гимназия, Москва.

12. Константин Михайлович Поливанов, филолог, доцент ГИУ Высшая школа экономики, преподаватель Московского лицея № 1525.

13. Алена Владимировна Громушкина, главный редактор газеты "Английский язык" ("Первое сентября")

14. Ирина Вячеславовна Ежова, Почетный работник общего образования РФ, учитель русского языка и литературы гимназии №524 г.Санкт-Петербурга. 

15. Татьяна Вадимовна Базжина, доцент кафедры теоретической и прикладной лингвистики РГГУ, доцент кафедры русской словесности НИУ ГУ-ВШЭ

16.  Дмитрий Львович Быков, писатель, журналист, преподаватель средней школы.

17. Анна Ринатовна Тумурова, cтудентка факультета истории искусства РГГУ.

18.  Анна Владимировна Волкова, учитель ГОУ ЦО № 57, Москва

19.  Александр Семенович Кушнер, поэт, лауреат Государственной премии РФ, Пушкинской премии, национальной премии «Поэт» и др.

20. Сергей Юрьевич Неклюдов, профессор, доктор филологических наук, директор учебно-научного Центра типологии и семиотики фольклора Российского государственного гуманитарного университета, член-корреспондент (Associate Member) Mеждународного союза фольклористов (the Folklore Fellows, an International Network of Folklorists).

21.  Наталия Дмитриевна Солженицына, президент Фонда А.И.Солженицына

22. Сергей Алесандрович Шаргунов, писатель.

23. Людмила Владимировна Зубова, профессор кафедры русского языка СПбГУ

24.  Анна Иосифовна Левинзон, старший преподаватель кафедры словесности НИУ ВШЭ

25.  Николай Алексеевич Богомолов, доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой литературно-художетвенной критики и публицистики МГУ им. М.В. Ломоносова.

26. Нелли Михайловна Пащук, Почетный работник общего образования РФ, учитель русского языка и литературы, обладатель Гранта Президента РФ.

27.  Людмила Евгеньевна Улицкая, писатель

28. Софья Львовна Каганович, доктор филологических наук, Почетный работник высшей школы, зав.кафедрой теории и методики общего образования Новгородского института развития образования (г.Великий Новгород) 

29. Марианна Бузоева, главный редактор газеты "Немецкий язык" ("Первое сентября")

30. Иван Евгеньевич Лукьянов, художник



Galo

(no subject)

Принимал экзамен по древнему миру у Даши Дугиной, как выяснилось по ее отчеству и ответу на мой прямой вопрос, - дочери великого евразийца (см.), учащейся на первом курсе философского факультета. Нельзя не признать, что евразиец воспитанием ребенка занимается: девочка оказалась самой подготовленной и знающей в группе, но обнаруживала характерные тенденции. Первые два вопроса она отвечала Ильину-Томичу, принимавшему вместе со мной: очень толково рассказала про Китай, вспомнив и Шан Яна и Вэнь-ди, о котором на лекции вовсе не было речи (учебник wyradhe читала?), а по второму вопросу о Пелопонесской войне предложила изложить взгляды современных геополитиков о предопределенности конфликта Афин и Спарты (нелюбопытный Саша сказал: "Переходите к следующему вопросу"). Следующий вопрос - про падение Римской республики - слушали уже вместе: Даша проповедовала территориальный детерминизм в этом историческом процессе, настаивая, что именно собирание обширных территорий по Средиземноморью и потребность в организации управления ими предопределили трансформацию Республики. Я поинтересовался, а что все-таки было основой политической структуры римского государства (разумея римскую civitas). "Территориальной или идеологической?" - спросила Даша. "А какой она, по-вашему, была?" - спросил я в ответ. "Территориальной", - с уверенностью сказало дитя. "Да не совсем", - отреагировал я. "Значит, идеологической!" - обрадовалась она. В итоге я все-таки навел дочь евразийца на воспоминания о том, что такое civitas и что с ней произошло в результате реформ Мария и Союзнической войны и отпустил с пятеркой, в общем, честно заработанной.
Galo

(no subject)

Если сверстают расписание как в прошлом году, читаю лекцию в одно время с доктором богословия (наверняка ведь доктор) Гундяевым: http://vkontakte.ru/event11367957. Ей-богу, сам бы пошел ("Ничего, интересно." - "То ли еще будет! Он сегодня опять станет рассказывать о тернистом пути греха."). Может, СПК мою ради этого дела отменит?
Dolce Vita

Псевдоверлибр

Три дня слал по е-мэйлу карту звездного неба,
получил ее назад с пометкой, что части звезд нет, а часть горит не так, как надо, -
интересные нынче пошли гимназисты!
Galo

Очень грустное событие...

Действительно грустное... Смерть профессора Федорова, последние 10 (или около того?) лет возглавлявшего кафедру истории России XIX века.

На ТССИ много говорили о его доброте. Кстати, совершенно справедливо. Что он действительно человек добрый и благожелательный даже к тем, кто заведомо ему неизвестен, мне стало ясно еще до поступления на факультет - вернее, в его процессе, на консультации перед вступительным экзаменом по отечественной истории. Надо было быть идиотом, чтобы, слушая его на этой консультации, не составить для себя почти что полный точный список выносимых на экзамен вопросов.

Еще одно впечатление о нем, вернее в связи с ним - кандидатская защита моего друга и его ученика. После защиты разговор свернул на декабристскую тематику. Одна из кафедральных дам (я, признаться, плохо знаю эту кафедру), говоря о своем уже давнем дипломе, вспомнила, как ее научный руководитель (могу ошибиться, но, кажется, Федоров же) уговорил ее переписать несколько страниц, где речь шла о казни знаменитой пятерки. Главным аргументом было: "Так о казни писать нельзя". "Так" - в смысле, суховато.

Следствие все той же доброты? На самом деле нет или, по крайней мере, не только ее. Следствие уверенности в том, что именно эта казнь, ввиду благородства мотивов казненных, несоизмеримого с мотивами казнивших, была чем-то чудовищным, и очень трепетного отношения к ней именно поэтому (не приходилось мне никогда встречать на факультете принципиальных противников смертной казни - по крайней мере, из того поколения). Уверенность, совпадающая, кстати, и с мнением случившегося в России в начале 1826 года герцога Веллингтона: тот тоже полагал, что казнить никого из заговорщиков нельзя. Его уверенность, правда, имела существенно иные корни: именно то, что еще лет двадцать назад могли назвать "классовой солидарностью". Вешать знатных людей (кстати, в пятерке, кажется, не было ни одного из титулованной знати... не наработали?.. или сработал иной механизм - тот же, что в мозгах у победителя при Ватерлоо?)... нет, ну никак нельзя. Какой механизм работал в мозгах у граждан середины XIX века, сделавших пятерых повешенных предметом культа, тоже, в общем, понятно... А вот какой работает до сих пор в мозгах у ученых с кафедры XIX века? Никто уже не заставляет их говорить, что повесили тех пятерых не по заслугам. Это Полине Гебель, будущей Анненковой, было вольно отвечать офицеру, говорившему ей, что в ее стране не пятерых, а всех участников военного заговора повесили бы очень скоро: "Да, месье, но перед этим у них были бы адвокаты". У братьев-историков такой аргумент не прокатит. Какие прокатывают?

Тоже, на самом деле, грустное - уже не событие, а явление. Так или иначе, Федорову, специалисту по восстанию декабристов, - вечная память.