Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Indira over Smiling Buddha :)

(no subject)

В связи с благодарностью мне banshur69 за помощь в написании книги о Гильгамеше могу констатировать, что не знаю за собой никаких действий, которые можно было бы счесть такой помощью. Ответ на не имеющий отношения к теме книги вопрос о датировке александрийского прототипа "Романа об Александре" и пересылка в связи с этим статьи Беверли Берга, легко доступной в JStor'е, таковой, в моем понимании, названы быть не могут; а никакого другого своего участия в этом деле я, повторяю, просто не знаю за собой. Своей позиции и настроения начала нынешнего марта, известной читателям ЖЖ упомянутого юзера, я ни на йоту не переменил.
Galo

«“С тобой ягненок поговорил?”

Египтяне записали, как (ягненок) говорил человеческим голосом: обнаружилось, что у него на голове был пернатый царский змей высотой в четыре локтя; и кому-то из царей он возвещал грядущее» (Ps.Plut. De prov. Alex., ed. Crusius, p. 12 (21)).

Про то, как ягненок говорил с царем Бокхорисом, подробнее можно посмотреть, например, здесь: http://istina.msu.ru/media/publications/article/002/4e5/2755853/Lamm_statya.pdf Интересно же другое. Александрийская поговорка, приведенная у Псевдо-Плутарха, несомненно, ироническая: надо думать, с ней обращались к каким-то людям, позволявшим себе мрачные пророчества. При этом пророчества, которые возвещал ягненок Бокхорису, традиционно египетские: не будет легитимного царя, сына Солнца, - все будет плохо, будет легитимный царь, сын Солнца, - все будет хорошо. Очевидно, что (а) поговорка адресуется не ученым пророкам, возвещающим царям грядущие бедствия, а людям вполне себе простым, которые пророчествуют в общественных местах среди себе подобных и тем этих сильно достают; (б) пророчество, на которое дается намек в поговорке, возвещает не только мрачную, но и благую перспективу, - сначала все будет плохо, а потом хорошо; (в) практически с полной гарантией можно утверждать, что в эллинизированной среде позднеантичной Александрии собственно египетской традиции пророчеств, связанных с мотивом смены на престоле нелегитимных царей легитимными, уже было не сыскать, так что сама эсхатология, к носителям которой поговорка обращена, должна быть типологически другой.

Внимание, вопрос. Что же это может быть за эсхатология?

(А саму поговорку хорошо адресовывать при общении гражданам, любящим порассуждать про то, как в текущем году П. тянет нас к третьей мировой, конфликту цивилизаций, теоретически продуманному восстановлению империи, последнему суду над русским коммунизмом и проч.)
Galo

(no subject)

Невольно возникает мысль, что писание в интернете избавляет людей от тех моральных затруднений, которые они ощущали, когда писали на бумаге. Тогда существовали поговорки типа "бумага все стерпит" (с долей осуждения по адресу бумаги) и "на такое бумаги не напасешься". Опасений, что услужливый электромагнитный импульс может чего-то не стерпеть или его на что бы то ни было может не хватить, похоже, никто не испытывал изначально.
Galo

(no subject)

"Теперь дешевые твари, в лице Прусакова, его прихвостней: тупого лысого чмошника Вани Ладынина, за которого обычно пишет умный еврей Немировский, Миши Чегодаева, которого моя бывшая начальница в ГМИИ не пускала на порог, едва не плевав в лицо, и который "переводил" древнеегипетскую "Книгу мертвых" с английского, рассуждают о том, как мы жили."

http://victorsolkin.livejournal.com/479859.html

Вот уж о чем никогда не рассуждал. Если мне что о покойном было известно, то только то, что был он владельцем сайта www.maat.ru. А Виктору Викторовичу следовало бы внимательнее следить за тем, насколько легко то, что он пишет, опровержимо, например, в суде. Позвать ведь туда умного еврея Немировского в качестве свидетеля для меня не проблема.

Upd.: ух ты, прелесть какая, он, лапонька, застеснялся и мемуар свой заскринил. Ну ничего, на такой случай на свете blogs.yandex.ru с сохраненными копиями имеется: http://blogs.yandex.ru/cachedcopy.xml?f=d89626ef81b74de09bf87afd0f86e90b&i=1525&m=http%3A%2F%2Fvictorsolkin.livejournal.com%2F479859.html&q=K3icY2RgBEIQYAJjNyDJBuY7MjAxwiU5IJLspx88%2Bf32xVuQEEhiz5KnnEAKJswOZIdAtLC%2FhqpkZISzgQa4cYCNY3wAxIxPQcRnEPEbJPYGRLwA2sP4FWTZYkY3N0egKzh1DfUMwIAB4R5OiHuYc4uLxZWCS92yXLIj08MDvAzTLDwsXXNck%2FLKGSBgx4Flv1mBtAQOZUoSEEcjASz2ggEzAws4fIB8NwAnlj%2BX

Еще upd. и nota bene: а кошка, пробежавшая между Солкиным и руководительницей ЦЕИ РАН (http://joy-for-ever.livejournal.com/51900.html), продолжает нагуливать себе бока и увеличиваться в размерах. Если кто заметил, он уже и за Белову писал чего-то, как до этого за Ходжаш...

Боже мой, и еще upd.: Виктор Викторович, похоже, убоялся слов о суде и изменил свой великолепный пост. Теперь, если верить сохраненной копии, в нем есть сослагательность, при наличии которой к ответу не притянешь: "...за которого, _скорее всего_, пишет умный еврей Немировский..." Вот что значит человек думает о последствиях. Храбрец...
Galo

(no subject)

Originally posted by beladonna77 at post
ПОДПИСАТЬ ЭТО ПИСЬМО МОЖНО ЗДЕСЬ:
http://starushkalarina.livejournal.com/60329.html?view=1344681



Открытое письмо


Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву
Председателю Правительства Российской Федерации В.В. Путину
Председателю Государственной Думы Российской Федерации Б.В.Грызлову
Министру образования и науки Российской Федерации А.А.Фурсенко
 
О Т К Р Ы Т О Е   П И С Ь М О
Господин Президент! Господин премьер-министр! Господин спикер! Господин министр! Обратиться с открытым письмом к вам нас побудило приближающееся принятие Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) для старшей школы. В этом документе очерчиваются общие контуры грандиозного образовательного здания, которое предполагается построить в нашей стране, а также прорисовываются отдельные частные его детали. Бес сидит в мелочах – именно о них мы и хотим сказать.
В стандарте, который должен быть рамочным регулирующим документом, не так много цифр. Именно поэтому каждая цифра притягивает взор. 
4 (четыре) – именно столько обязательных предметов предполагается изучать старшекласснику (Россия в мире, ОБЖ, физкультура, индивидуальный проект).
6 (шесть) – именно столько образовательных областей объединило в себе все остальные привычные для школы предметы, разом получившие статус необязательных (по выбору). Среди них: русский язык, литература, математика, алгебра, геометрия, информатика, история, физика, химия, биология, география. 
1 (один) – именно столько предметов из каждой образовательной области может выбрать ученик (впрочем, из одной любой области можно выбрать 2 (два)). Это означает, что выбрать и русский язык, и литературу или и алгебру, и геометрию (не говоря уже об и информатике) или и физику, и химию (и биологию) невозможно. Так написано в проекте ФГОС.
Наше крайнее недоумение вызывает факт такой перестройки учебного плана. Ни с какой точки зрения государству, заботящемуся о своем будущем, не выгодно:
-- объявлять предметом по выбору государственный язык, владение которым должно составлять основное базовое умение любого гражданина;
-- объявлять предметом по выбору математику, представляющую собой еще один язык, без которого «не говорит» ни одна другая наука; 
-- объявлять предметом по выбору историю, без знания которой нельзя ориентироваться в современном мире, осознавать свои корни и законы общественного развития, выстраивать стратегию жизненного поведения.
        И, наконец, для такой страны, как Россия, является не просто невыгодным, но и противоестественным отказ от обязательного изучения старшими подростками русской литературы, которая по сути и представляет собой Россию в мире и является для граждан страны основой безопасности жизнедеятельности. 
        Напомним: в старших классах читают Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Островского, Гончарова, Лескова, Достоевского, Толстого, Чехова, Блока, Ахматову, Булгакова, Шолохова, Платонова, Солженицына... Без изучения этой литературы (и именно в том возрасте, в котором находятся старшеклассники) невозможно формировать ту личность, о которой так гладко и красиво повествует стандарт. Откройте любую из целей образования в стандарте – и вы увидите, что ее нельзя достичь, если не читать книг, не думать над опытом жизни людей, отраженным в литературе. Без глубокого литературного и шире – эстетического – образования не добиться ни умягчения нравов, толерантности, ни осознанного отношения к своей стране (патриотизма), ни даже роста конкурентоспособности государства в целом. 
        Мы считаем, что вы, как руководители страны, которые обязаны просчитывать риски от принимаемых решений, должны наложить вето на радикальное перекраивание школьной программы и перевод в статус предметов по выбору ее главных дисциплин. Мы считаем, что необходимо созвать представительное совещание педагогических работников страны всех уровней, родительского сообщества и учеников для обсуждения вопроса о будущем образования. Будущее образования – это будущее каждого из нас, наших детей и внуков и России в целом. 
 
ПОДПИСИ
 
1. Сергей Владимирович Волков, главный редактор газеты «Литература» («Первое сентября»), учитель Центра образования №57 г.Москвы
 
2. Алексей Леонидович Савельев, главный редактор газеты «История» («Первое сентября»), член Союза журналистов
 
3. Галина Михайловна Ребель, редактор научно-методического, культурно-просветительского журнала «Филолог» http://philolog.pspu.ru/, доктор филологических наук, профессор Пермского государственного педагогического университета
 
4. Оксана Вениаминовна Смирнова, учитель Свято-Петровской православной школы г. Москвы
 
5. Ирина Захаровна Сурат, доктор филологический наук, член Союза российских писателей и Русского ПЕН-центра
 
6. Людмила Ивановна Сараскина, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Государственного института искусствознания, член Российского союза писателей, член Союза писателей Москвы, лауреат литературных премий "Большая книга", "Ясная Поляна", "Книга года", член Жюри Литературной премии Александра Солженицына.
 
7. Наталья Васильевна Беляева, главный научный сотрудник Института содержания и методов обучения Российской академии образования, доктор педагогических наук, заслуженный учитель школы Российской Федерации.
 
8. Сергей Маркович Гандлевский, поэт, прозаик, лауреат национальной премии "ПОЭТ - 2010", премии "Аполлона Григорьева", премии "Московский счет", "Малой Букеровской премии" и ряда других.
 
9. Евгения Семеновна Абелюк, заслуженный учитель РФ, учитель Лицея № 1525 «Воробьевы горы».

10. Татьяна Вячеславовна Рыжкова, кандидат пед. наук, доцент кафедры детской литературы РГПУ им. А.И.Герцена.

11. Анна Александровна Прохорова, учитель русского языка и литературы, Традиционная гимназия, Москва.

12. Константин Михайлович Поливанов, филолог, доцент ГИУ Высшая школа экономики, преподаватель Московского лицея № 1525.

13. Алена Владимировна Громушкина, главный редактор газеты "Английский язык" ("Первое сентября")

14. Ирина Вячеславовна Ежова, Почетный работник общего образования РФ, учитель русского языка и литературы гимназии №524 г.Санкт-Петербурга. 

15. Татьяна Вадимовна Базжина, доцент кафедры теоретической и прикладной лингвистики РГГУ, доцент кафедры русской словесности НИУ ГУ-ВШЭ

16.  Дмитрий Львович Быков, писатель, журналист, преподаватель средней школы.

17. Анна Ринатовна Тумурова, cтудентка факультета истории искусства РГГУ.

18.  Анна Владимировна Волкова, учитель ГОУ ЦО № 57, Москва

19.  Александр Семенович Кушнер, поэт, лауреат Государственной премии РФ, Пушкинской премии, национальной премии «Поэт» и др.

20. Сергей Юрьевич Неклюдов, профессор, доктор филологических наук, директор учебно-научного Центра типологии и семиотики фольклора Российского государственного гуманитарного университета, член-корреспондент (Associate Member) Mеждународного союза фольклористов (the Folklore Fellows, an International Network of Folklorists).

21.  Наталия Дмитриевна Солженицына, президент Фонда А.И.Солженицына

22. Сергей Алесандрович Шаргунов, писатель.

23. Людмила Владимировна Зубова, профессор кафедры русского языка СПбГУ

24.  Анна Иосифовна Левинзон, старший преподаватель кафедры словесности НИУ ВШЭ

25.  Николай Алексеевич Богомолов, доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой литературно-художетвенной критики и публицистики МГУ им. М.В. Ломоносова.

26. Нелли Михайловна Пащук, Почетный работник общего образования РФ, учитель русского языка и литературы, обладатель Гранта Президента РФ.

27.  Людмила Евгеньевна Улицкая, писатель

28. Софья Львовна Каганович, доктор филологических наук, Почетный работник высшей школы, зав.кафедрой теории и методики общего образования Новгородского института развития образования (г.Великий Новгород) 

29. Марианна Бузоева, главный редактор газеты "Немецкий язык" ("Первое сентября")

30. Иван Евгеньевич Лукьянов, художник



Mefisto

(no subject)

В вас воплотился - Гёте
Вы — великий писатель, а ваш «Вертер» - первый образец глубоко депрессивной прозы. Позже вы ещё многое открыли – и романизм, и водевиль, и Рейнеке-лиса, и Шиллера, и базальтовые руды. А вторая часть вашего «Фауста» - первый образец психоделики в европейской литературе. Вас много раз пытались предать забвению: судили, запрещали, проклинали – а в конце концов признали классиком. Ура?
Спрашивайте в аптеках города: «Фауст»
Пройти тест


Неплохо.

Indira over Smiling Buddha :)

(no subject)

Прочел один пост вне моей френд-ленты и заодно освежил в реакции на него чувства, которые порой посещают меня во время очередной бури в стакане воды на работе. Мимолетное негодование на бессмыслицу - на самом деле, достаточно серьезное, если учесть месседж бессмыслицы и соотнести его со словами и делами, какими приходилось в свое время обмениваться с людьми, эту бессмыслицу продуцирующими, - почти моментально стухающее и от невозможности, и от ненужности (а кому эта х***я, в сущности, вредит - разве мне? и какое мне, в таком случае, до этого дело?) как-то вмешиваться. Хоть этого и нет в моих "любимых книгах" вконтакте, но, на самом деле, одна из любимых моих книг, которую я знаю так, что почти уже не перечитываю, - "Иудейская война". Независимо от отмороженно-интеллигентской концепции, в ней много хорошего просто на уровне образов - и Поппея с янтарными волосами и разговором о литературе, и слова о походке Береники, вызывавшие, кстати, у дам, которым я их цитировал, в лучшем случае безразличие, в худшем, при приверженности к понтам из менее традиционной библиографии, раздражение. Еще там есть очень славный, циничный и эгоцентричный, но трезвый и поэтому нежестокий и знающий меру своим устремлениям Муциан. Его слова, подходящие к тому эмоциональному спектру, о котором я только что сказал: Желание выжечь этим Полифемам глаза теряет постепенно свою привлекательность. Опасность (ну не опасность - просто disgust с издержками этого) и успех не соответствуют друг другу. [Сейчас ситуация такова, что Веспасиан, пожалуй, действительно самый подходящий человек... Согласен, он мне не менее противен, чем вам, принцесса Береника. Но он настолько воплощает собой дух времени, что становится почти симпатичным. Делайте его императором, принцесса, и дайте мне спокойно дописать мой естественноисторический очерк Римской империи.]

Вот уж мне "спокойно дописать мой естественноисторический очерк Римской империи" точно не дают, несмотря на все обещания противоположного. Бессмысленные рецензии в одном месте, методическая хрень - 110 страниц за 5 дней - в другом, да еще руководство разными новоцарскими темами... Может, скинуть с себя самое случайное и необязательное из этого списка?
Galo

Sh.S. 20-21

ir.k m xrt-ib.k swrd pw Dd n.k

[Впрочем,] поступай согласно желанию (= "надлежащему сердца") твоему: говорить с тобой - это утомление.

Универсальная фраза для выяснения отношений. Любопытно, что герой "Сказки" - человек, трудностей, мягко выражаясь, не боящийся, - прибегает к ней буквально в самом начале разговора, который он ведет. Видимо, очень уж безнадежный собеседник...
Our naval ensign!

"Это англы." - "Нет, ангелы!"

Еще в сентябре, перед поездкой в Рединг, я думал, так сказать, "в тему" запостить ютьюб немецкой песни, известной во времена "битвы за Англию", - Wir fahren gegen England. Приглядевшись к ее тексту, я заметил кое-что заслуживавшее комментария, который, по его вероятной сложности, тогда просто не было времени писать. Потом я пригляделся еще раз и решил, что мне почудилось. Сегодня пригляделся в третий раз. Ничего не почудилось. Итак, песня и ее текст:



I. Heute wollen wir ein Liedlein singen,
Trinken wollen wir den kühlen Wein
Und die Gläser sollen dazu klingen,
Denn es muß, es muß geschieden sein.


Refrain
Gib' mir deine Hand, deine weiße Hand,
Leb' wohl, mein Schatz, leb' wohl mein Schatz,
Leb' wohl, lebe wohl
Denn wir fahren, denn wir fahren,
Denn wir fahren gegen Engeland, Engeland.

II. Unsre Flagge und die wehet auf dem Maste,
Sie verkündet unsres Reiches Macht,
Denn wir wollen es nicht länger leiden,
Daß der Englischmann darüber lacht.


Refrain

III. Kommt die Kunde, daß ich bin gefallen,
Daß ich schlafe in der Meeresflut,
Weine nicht um mich, mein Schatz, und denke:
Für das Vaterland da floß sein Blut.



Автор песни - некто Герман Лёнс, живший на рубеже XIX-XX веков, - журналист и поэт, в 1914 году отправившийся добровольцем на фронт и погибший на Марне; собственно, в 1914-м эта песня и была им написана. Уже после начала "двенадцатилетия" его, за чрезвычайный патриотизм, торжественно эксгумировали из погребения во Франции и перезахоронили в Германии (за честь организовать это дело переругались СА и рейхсвер). В 1939-40-м песня, по понятным причинам, стала хитом и, собственно говоря, и была твердо проассоциирована с "битвой за Англию" - вплоть до того, что после войны была подвергнута запрету как сугубо милитаристская и агрессивная...

Чего же в ней необычного?

Первое, что мне, как уже давнему, хотя не фанатичному зрителю "Евангелиона", бросилось в глаза, - сама форма слова "Англия". "Enge[l]land", не "England", хотя, по сути дела, профессиональному поэту было бы не так уж невозможно подобрать размер и рифму, при которых это слово имело бы свою естественную форму. Из созвучия двух имен (замеченному издавна, как показывает анекдот о папе Григории I, реплики из которого - в заголовке этого поста; кстати, сам этот анекдот немецкому гимназисту 1870-80-х годов, скорее всего, был известен!) выведен некий смысл, связанный с тем, что самый большой остров европйских морей - это "страна ангелов". Значит, "мы плывем на страну ангелов"... то есть бросаемся в бой с существами, много и качественно более сильными, чем мы сами? С какими шансами на победу?

А вот с какими. Герой песни, по сути дела, заранее обещает своей любимой, что с войны он не вернется, а будет "спать в морских волнах"... В бой же он идет, "потому что мы не хотим больше терпеть, чтобы англичанин смеялся над этим" - собственно говоря, над чем? Над тем, о чем идет речь в предыдущих строках, - над реющим над кораблями военно-морским флагом рейха? А чего, кстати, в нем смешного? Разве что то же самое, что и в баррикадах на улицах Берлина в апреле 1945 года, о которых известные своим юмором берлинцы говорили, что у русских на их преодоление уйдет ровно час и пять минут - час они будут над ними смеяться, а потом за пять минут разнесут в щепки. В таком случае сам порыв, движущий героем, - это стремление или необходимость доказать, что "мы не хуже", единственным способом, мыслимым в ситуации, когда враг сильнее не только (вернее, не просто!) имеющимися у него силами, а самой своей природой, - доблестной смертью в бою с ним.

Усомнился я в том, что истолкование песни, вернее, ее стихов, должно быть именно таким, прочтя в немецкой "Википедии", что Герман Лёнс ломанулся в добровольцы, не подходя для этого ни возрастом (48 лет), ни здоровьем (чтобы оказаться в строю, ему пришлось даже нажать на какие-то свои знакомства). При таком печальном конце гражданин вполне мог оказаться швейковским ура-патриотом, искренне верящим в написанный им идиотизм. Более внимательное знакомство с той же "Википедией" все же делает версию "Ленса-патриота" довольно маловероятной. Во времена Второй мировой войны было еще одно существо, кажется, похожее на Лёнса - Эрнст Юнгер: не случайно википедийные авторы с радостью отмечают, что служил Лёнс в том же самом ганноверском полку, что позднее и Юнгер (тоже еще в Первую мировую). Для Юнгера война была своего рода экзистенциальным опытом, который он переживал несколько отстраненно (пардон май френч, то есть несвойственную мне возвышенность фраз, но, честно говоря, других слов тут не подберешь: благо у Юнгера, сидя в парижском гарнизоне вермахта в 1940-44-м, взирать на войну отстраненно была полная возможность, счастливо совпадавшая с его мировоззренческим настроем...). Лёнс вошел в немецкую литературу в качестве певца некоей Люнебургской пустоши, на которого в свое время посматривали несколько настороженно университетские профессора, в чьи дома он был вхож, поскольку белый его костюм обличал в нем склонность к дендизму. Роман "Вервольф", по которому в 1945-м подыхающие бонзы окрестили свое неродившееся антисоюзническое партизанское движение, с действием, происходящим в годы Тридцатилетней войны, Лёнс писал, конечно, не столько из высоких патриотических чувств, сколько из свойственной художникам определенного рода тяги к живописанию картин тотального хаоса: в сущности, соответствующим настроением проникнуто любое немецкое литературное произведение на этот сюжет (в 50-60-е с такими же целями писали романы и ставили фильмы о ядерной войне). В общем, если употребить швейковские же аналогии, это был не подпоручик Дуб, а нечто среднее между вольноопределяющимся Мареком (по социальной принадлежности к полубездельничающей богеме) и поваром-оккультистом Юрайдой (по смутности мировоззрения). Представить себе, что такое существо искренне несло ура-патриотическую чушь, честно говоря, практически невозможно.

В таком случае история с песней на стихи Лёнса получается примерно следующая. Бог знает, как он относился к самому политическому раскладу, вовлекшему Германию в войну с Антантой = Францией и Россией. Может быть, и считал, что Германия воюет за правое дело; только в успех этого дела, после вступления в войну на стороне Антанты Англии, не верил ни на грош, среди прочего, видимо, и правда полагая германский флот по сравнению с британским смеху подобным. (Сами морячки, кстати, знали это настолько хорошо, что в ноябре 1918-го, как известно, решили начать революцию, считая это в меньшей мере самоубийством, чем выполнить приказ выйти в море и атаковать британский флот. Собственно говоря, приблизительно так же смотрели на дело и государственные мужи: главной заботой Англии в 1914-м было не обнаружить раньше, чем надо, своих обязательств по отношению к Франции и России, поскольку, узнав о них, Германия могла бы попросту не решиться вступить в войну до завершения собственного большого перевооружения...) Соответственно, Второй рейх в августе 1914-го Лёнс должен был справедливо считать приговоренным. А заодно с ним, похоже, и себя. Британский министр иностранных дел сэр Эдуард Грей, глядя в день объявления Англией войны в 1914-м на то, как за окном тушат фонари, произнес: "Сейчас огни гаснут по всей Европе - и нынешнее поколение уже не увидит, как они загораются вновь". По-видимому, Лёнс должен был представлять, что после поражения в войне Германия, мягко выражаясь, станет сильно не той: во всяком случае, в ней точно не будет того покоя и достатка, который до войны обеспечивал сладкое безделье литературной богеме - собственному миру Лёнса. Вольноопределяющийся Марек смотрел в 1914-м в будущее с оптимизмом потому, что ждал гибели монархии Габсбургов с практически не скрываемым восторгом. При прямо противоположном настроении Лёнса его добровольчество, помимо соответствующего его интересу к Тридцатилетней войне завороженного желания посмотреть, как именно будет гибнуть его старый мир, можно объяснить очень простым практическим мотивом: он не особо хотел дожить до завершения войны и оказаться вынужденным барахтаться в том кошмаре, который постигнет Германию после нее. Который и действительно ее постиг.

(Тут необходимо еще одно пояснение: почему не считать, что Лёнс написал эти стихи вполне себе "от первого лица", исходя из того, что собственный долг он видел в том, чтобы героически погибнуть "со своим кораблем", и потому и полег под Марной? Здесь, конечно, я рискую сильно ошибиться... Но, если я правильно оценил, что он собой представлял, тут в ход может пойти все та же аналогия с Юнгером: взгляд на войну отстраненный, не допускающий подлинного самоотождествления с ее участниками... По-моему, стихи песни написаны им именно что со стороны: может, совсем глупый с точки зрения исследования "лирического героя" аргумент - ну не во флоте сам Лёнс служил! Чувства военного моряка в 1914-м он описал не потому, что сам хотел быть или ощущал себя таким моряком, а чтобы передать настрой человека, которому по всем, уж самым неоправданно оптимистическим, прогнозам в данной ситуации придется кормить рыб! С этой точки зрения Лёнс должен был взирать с интересом и, весьма вероятно, с восхищением на тех, для кого начавшаяся война была по-настоящему "их войной", смерть в которой они считали своим долгом; но, не будучи таковым, сам в этой войне он, коль скоро так на нее рвался, должен был преследовать иные цели. "Löns' Motivation für die Kriegsteilnahme war eher Abenteuerlust als Patriotismus", - формулирует немецкая "Википедия". В 1942-43-м уже помянутого Юнгера именно Abenteuerlust - кстати говоря, тоже вовсе не тождественный настроению героя песни Лёнса! - побудил напроситься в своего рода экстремальный туризм, оформленный в качестве командировки из Парижа по занятым вермахтом областям Северного Кавказа - с возвращением обратно в Париж. Вот такое впечатление только, что в случае с Лёнсом все с самого начала было, так сказать, без обратного билета.)

В общем-то, интересно было бы знать: много ли немецких летчиков в 1940-м поняли реальный месседж песенки Wir fahren gegen England? Думается, немало. Летая под нее на боевые задания, они должны были испытывать чувства вполне сюрреалистические.
Indira over Smiling Buddha :)

Цитаты дня

"А у Дитриха были веснушки, надо же, я и не замечал..." (c) начальник 6 управления РСХА, бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг


Homo faber suae quisque fortunae. (c) Appius Claudius Caecus


Но где найти такого человека? Ему называют имена. Очень немного. А на поверку выходит еще меньше. Наконец, остается одно: Муциан...

...Император озабоченно вздыхает, снова садится и берется за рукопись. Рассерженно черкает ее. "...И солнцем правит..." Как раз лучшие стихи приходится выбрасывать. Теперь он уже не сможет доверить конец актеру, он сам должен сыграть бога. Нет, не следует давать этому Муциану слишком большой власти, никого не следует искушать. Уже поздняя ночь. Он не в состоянии сосредоточиться, чтобы заделать брешь, получившуюся из-за вычеркнутых строк. Он отодвигает рукопись. В халате проскальзывает он в комнату своей подруги, Кальвии. Раздраженный, с залитым потом, отекшим лицом, садится он, слегка вздыхая, у ее постели. Еще раз взвешивает все "за" и "против". Однако многое говорит и в пользу Муциана. Так пошли его, предлагает Кальвия. А многое говорит не в пользу Муциана. Так не посылай его. Может быть, все-таки найдется кто-нибудь другой. Император больше не хочет об этом думать. Он уже достаточно перебирал в уме все доводы; теперь это стало делом озарения, делом счастья, его счастья. Теперь он всецело займется только представлением. Завтра, после празднества, он решит.
(c) Лион Фейхтвангер