November 30th, 2006

Dolce Vita

Flash in the night в Чунцине

Новая АСТовская биография - "Генералиссимус Чан Кайши и Китай, который он потерял" некоего Джонотана Фенби, автора, вероятно, довольно молодого - очень уж он увлеченно употребляет применительно к ХХ веку выражение "прошлый век". Тем не менее, книга хорошая. Люди прошлого века и в самом деле как живые...

Место действия - Чунцин, временная столица Китайской республики, 1942 год. Событие - визит Уэнделла Уилки, специального представителя Президента Франклина Рузвельта, его неудачного (скоро станет ясно, почему) соперника на выборах с целью оказать моральную поддержку сражающемуся союзнику (впечатление такое, что Уилки отправили туда не только чтобы показать демократию в действии - недавние, мать их, соперники помогают друг другу! - но и потому что не жалко было: турне он совершал именно к лузерам, в каковых до операций "Сатурн" и "Большое кольцо" числились и мы). Главное действующее лицо - жена Чан Кайши Сун Мэйлин.

...Лучившаяся, по словам американского военного атташе Дэвида Баррета, любезностью супруга генералиссимуса сочла республиканца легкой добычей. На одной из неофициальных вечеринок Мэйлин, в наброшенном на плечи плаще командующего ВВС, с явным бостонским выговором стала нашептывать в ухо политику что-то о его "тревожном обаянии". Подобная лесть не могла оставить Уилки равнодушным.

Развить контакт Мэйлин помог прием, данный Чан Кайши в честь визитера. Стоя в центре зала, супружеская чета вместе с Уилки приветствовала гостей. Среди приглашенных расхаживал Гарднер Коулз, идейный сторонник американского политика и издатель журнала "Лук". Когда официанты по второму разу наполнили бокалы шампанским, республиканец негромко попросил Коулза занять его место и под руку с Мэйлин вышел из зала.

Часом позже с извинениями оставил гостей и Чан Кайши. Вскоре после ухода генералиссимуса Коулз направился в особняк Сун Цзывэня, радушно предоставившего обоим американцам свой кров. Уилки отсутствовал. Сидя в кресле, издатель неторопливо потягивал виски: бутылку ему прислала Мэйлин, когда ей сказали, что Коулз не выносит запаха рисовой водки. Ближе к десяти вечера, как писал он позже в мемуарах, "за окном комнаты послышался шум": "Мгновения спустя на пороге возникла фигура Чана. Снедаемого бешенством главнокомандующего сопровождали трое охранников. Едва сдерживая гнев, Чан Кайши отвесил небрежный поклон. Я кивнул в ответ".


Кстати, то, как эти граждане общались со своими гостеприимцами, положив ноги на стол, поистине умиляет. В основе этого - несомненно, глубокая, искренняя и, в общем, справедливая убежденность, что те другого и не заслуживали. Дальше станет ясно, что оба - и Уилки и Коулз, - помимо самих себя, видели в этой ситуации человеческое существо только в Мэйлин.

На вопрос, где находится Уилки, Коулз пожал плечами и предложил генералиссимусу чашку чая. Когда тот в полной тишине был выпит, Чан Кайши повторил вопрос. Поскольку сказать Коулзу было нечего, Чан Кайши стремительно выбежал из комнаты, отдав своим людям приказ обыскать особняк. Тут позиция Коулза тоже хороша: бесись себе, идиот, я пока выпью. Телохранители не поленились заглянуть под кровати и исследовать содержимое шкафов. Убедившись в том, что дом пуст, Чан молча сел в машину и укатил.

Американец невозмутимо подливал в стакан виски. Около четырех часов утра "дверь распахнулась, в комнату с видом проведшего веселую ночь студента шагнул Уилки. Подробнейшим образом рассказав о том, что и как он делал с "императрицей", этот герой заключил: "Я предложил ей уехать с нами в Вашингтон!" Идиот!" - вспоминал Коулз.

По признанию Коулза, Мэйлин "была одной из самых обольстительных женщин, с какими нам обоим приходилось иметь дело. Мне не составляло труда понять чувства приятеля, но вообще-то политику следует помнить об осмотрительности"...


(Какие чудесные ребята - где они теперь? Даже не скажешь: "Флинт умер от рома в Саванне," - просто умерли от старости, забыв рассказать, как быть такими же, детям, не говоря уже о внуках. Сун Мэйлин, кстати, умерла совсем недавно - в 2003-м, в возрасте 107 лет, в Америке, в квартире на Манхэттене. С высокой вероятностью ей довелось читать мемуары Коулза, и вряд ли она обиделась на что-либо в них...)

...К завтраку Уилки опоздал часа на два. Проспавшись, он все же упросил Коулза отправиться к Мэйлин и сообщить: она не может лететь с ним в Вашингтон. Когда издатель поинтересовался, где ему искать супругу генералиссимуса, то Уилки ответил: в апартаментах на верхнем этаже детской больницы. Именно там он провел предыдущую ночь.

Выслушав Коулза, Мэйлин захотела узнать причину отказа. Американец на свой страх и риск объяснил, что, решившись на такой шаг, Уилки совершил бы политическое самоубийство.
Опять же: сказать, что Уилки боится поставить под угрозу отношения США и Китая или хотя бы (хотя бы!) что он не хочет ранить чувства генералиссимуса, Коулз не решается, как видно, даже в порядке отвирания: и он и его собеседница знают, что это было бы даже не смешно. В следующее мгновение острые пурпурные ногти оставили на щеке посланца четыре глубоких борозды. Зажили царапины лишь через неделю.

Да, это были приятные люди, веселые... Неразвитые немного: еще не доросли до идеи о том, что любовь или сильная вспышка страсти может осмысливаться как flash in the night = one night stand, and nobody would mind... :)

Кстати, интересно, Мэйлин действительно была не особенно красива и ее притягательность состояла в обаянии, или ее просто стирают фотографии?